Книма на FB

Интервью с Нильсом Хагеном

«Охота на викинга», «Московские истории», Нильс Хаген. Обложка мне не понравилась. Но меня настойчиво привела к ним продавец-консультант, почти за ручку, потому что мне все еще было не по себе… Это состояние так просто не проходит.

— Эти книжки покупают самые разные люди — сказала Настя, мы, кстати, сразу же подружились. — Осталось две последних. А я знакома с автором, он к нам приходит. Вы знаете, все, что там написано, было на самом деле.
— Это про бандитов? — спросил я, рассматривая обложку.
— Не совсем. Нильс — датчанин, но очень давно живет в России.
— Возьму, – решил я. Выбирать не хотелось…
— Конечно! — сказала она. – Отнести на кассу? Или еще что-нибудь выберете?

Я попросил ее принести что-нибудь еще. «Давайте мемуары, чтобы тоже все реально». И получил мемуары Лихачева и воспоминания Виктории Токаревой и книгу об Эльдаре Рязанове. В довесок к Нильсу Хагену.

Книги я привез моей родственнице на дачу. На майские был там и прочел сразу обе. И подумал: «Стоило…» Обаяние автора показалось мне очень достойным, но странноватым на вкус — чужак. Книги он написал потому, что, вероятно, не смог не написать, умолчать, не рассказать, какие жестокие события подарили ему Москва и Россия.

Чужеземность автора чувствуется. Не-наш. Чужой. Но почти, как мы. Пытающийся понять особенности нашего языка ("Подмосковье — это должно быть название метро?! "), уяснить смысл цитат из фильмов, знающий реалии современной Москвы, однако его чуждость, холодная отстраненность и неуклюжесть в любви пристали «викингу», каким он себя видит.

Кстати, о любви... «Охоту на викинга» провели по всем правилам. Ему подсунули самую липкую приманку. Автор неподражаем в своей простоте, и рассказывает читателю, что один из самых страшных крючков на свете — прекрасная любовь с первого взгляда.

А один из самых жутких страхов — не смерть, как для меня, нет. Предательство любимого, близкого, своего человека. Когда ничего нельзя объяснить и невозможно оправдаться. Доказанная вина. Я к предательствам давно привык, меня они не удивляют, я к ним готов. К смерти нет.
Викинг и Москва — особые отношения. Так или иначе, но я заметил спокойный взгляд завоевателя, обращенный к Москве. Герой любит Москву именно, как полученную в бою. На все он не претендует, но и своего не отдаст.

В книге отсутствует нарочитость и совсем нет кучерявых словесных выкрутасов. Потому что автор не планировал становиться писателем, да вот пришлось, нельзя было не поделиться тем, что он пережил. Прочтете его книги — поймете сами. Кстати, нашёл в интернете самое дешёвое предложение: https://knima.com/oxota-na-vikinga — всего 100 рублей за книгу.

Среди тонн осточертевшей литературной изысканности ни о чем — рассказы датчанина Нильса как нельзя кстати. Майские праздники – и обе книги проглочены.

А потом оказалось, что он действительно Нильс, Нильс Хаген. Так и представился. Мы познакомились благодаря той самой продавщице из книжного, Насте. Теперь я знаю, что он настоящий. Хотя у меня были большие подозрения насчет него. Я даже думал из-за его сентиментальности – а может, он женщина. Настя устроила нам встречу, и мы интересно поговорили. Вот наша небольшая беседа, записанная специально для моего блога, где, пожалуй, еще не бывало таких гостей.

1. Ты сам написал обе книги, или тебе помогала жена и русскоговорящие друзья?
У меня было много помощников, я писал об этом в послесловии к «Московским историям». Я практически ничего не придумывал, мой главный соавтор – жизнь. События, описанные в первой книге, произошли со мной на самом деле. «Московские истории» — истории моих знакомых. Конечно, что-то приукрашено, о чем-то нужно было промолчать. Конечно, пришлось изменить все имена, часть географических названий, но это не придуманные истории. Я же не Агата Кристи.
Потом мне помогала моя жена Рита. Она мой главный консультант и первый редактор. Говоря откровенно, я неплохо знаю московскую жизнь, но опыт жизни в России – за пределами столицы и моего круга общения – у меня не такой богатый. Он опирается на яркие впечатления, эмоции, но не на знания. Так что консультации Риты здесь очень ценные. Как у вас говорят… «раскидистая клюква»? Чтобы не было этой клюквы нужна была помощь Риты. И ее советы по книге тоже были хороши. Она много читает и сама – творческий человек, могла бы писать книги лучше меня.
Наконец, мой друг Сергей (прим. Сергей Сватиков автор русского перевода романов Нильса Хагена). Дело в том, что я пишу не на русском. Я знаю русский, но это не родной язык. Понимаете, говорить на языке, читать на языке и писать на нем – не одно и то же. Ведь не каждый человек, умеющий говорить на английском, сможет прочитать Шекспира. А тем более писать литературно. Сергей знает русский бесконечно лучше меня. Он переводил мои рукописи, где-то добавлял от себя фразы, слова, которые сделали мой текст больше живым.

2. Какова дальнейшая судьба Димы-писателя, обладателя золотого карандаша? Встречал ли ты его после предательства?
Мы не общаемся. Насколько мне известно, он живет и хорошо живет. Думаю, это неудивительно. Такие люди умеют… устраиваться, да?

3. Ты до сих пор коллекционируешь русские словесные фишки?
Я до сих пор учу русский язык. «Фишки» — это ведь часть языка. Очень хочу думать, что когда-нибудь смогу сказать, что знаю русский язык. Пока не могу этим похвастаться. Но коллекция «фишек» растет. Многие я даже умею правильно использовать.

4. Сколько в тебе датчанина, а сколько москвича, если посчитать в процентах?
Как это посчитать? Когда я приезжаю в Копенгаген – я там свой, хотя долгая жизнь в России меня изменила. Но не сделала русским. В России, в Москве я все равно иностранец. Как бы не говорили мои русские друзья, что я стал совсем русским, это неправда. Даже для них я все равно иностранец. И думаю, это будет всегда. Нам ведь рассказывали в детстве разные сказки и это не изменить.

5. Ты очень хорошо знаешь названия и особенности сибирской провинции. Тебе супруга подсказывала, или та роковая поездка в Новосибирск оставила сильные впечатления?
Конечно это заслуга Риты. В той поездке я не очень запоминал такие подробности. Да и названия, как я уже говорил, пришлось изменить. Буду честным: откуда бы мне знать эту сибирскую жизнь? Я ее видел, как турист. Мог бы придумать, но… «раскидистая клюква». Мне много помогала Рита.

6. Твой сын Коля — в какой степени он датчанин, а в какой русский?
Он еще маленький, чтобы говорить об этом. Но большую часть своей жизни он прожил здесь, так что пока он, наверное, больше русский. Дома мы говорим на двух языках. Я рассказываю ему про Данию. Он был в Дании. Немного жил с моими родителями, с моей семьей. Но большая часть его жизни проходит в Москве.

7. Как ты считаешь, интересно было бы твоим соотечественникам в Дании прочесть эти книги на языке оригинала? Ведь сам ты писал на датском, верно? Смогли бы твои друзья и близкие из Дании понять «загадочную русскую душу»?
Я думаю, что когда-нибудь опубликую мои книги в Дании. Не знаю, когда. Этим надо заниматься. Заниматься там. А я здесь. Поэтому издать книги на русском было проще. Ведь я в России. И здесь у меня есть Сергей. Есть Эрик (прим. Эрик Брегис глава издательства «Книма»), который издал эти книги. В Дании я очень далек от книгоиздания. Этим надо заниматься.
Смогут ли понять? Чтобы понять, надо объяснить. Честно говоря, я сам не все и не всегда понимаю. Так что объяснятель… есть такое слово?.. объяснятель из меня не очень хороший.

8. Ты побывал в Сибири после событий из «Охоты на викинга», и если нет — планируешь ли?
Мы были у Риты на родине. Были у ее родителей. Но отношения с Сибирью у меня получаются не очень хорошими. Не хочу об этом.

9. Твое любимое русское блюдо?
Водка и борщ. (Смеется) Нет, это шутка. Мне нравятся блины с икрой. Еще окрошка. И я очень люблю шашлыки. Всегда любил барбекю, но это другое. Жарить мясо на шпаге – это очень мужественно. И вкусно.

10. Если бы тебе и твоей семье пришлось уехать из Дании навсегда, что бы ты чувствовал?
Я очень много живу в России, но я никогда не забывал о Дании. Мне не нравятся слова «никогда», «навсегда». Не вижу причин для такого «навсегда». И не хочу о нем даже думать. Зачем такой выбор?

Ну что ж, благодарю тебя, Нильс, за откровенную беседу.
Теперь, Нильс, я каждый день буду думать, прочитав этот наш разговор в моем блоге, а потом твои книжки, найдут тебя их герои, или все же не найдут. Интересный вопрос. На который пока нет ответа. 

© Андрей Егоров

События